у собаки язык стал бордовым

Рассказы

Теперь он вернулся в Москву из Караганды, то есть как бы из-за границы, из другого государства, из Казахстана: ему — государству этому — свой стул в ООН дали. Начальник исправительного учреждения Симаков, полковник, вернулся, одним словом, в Москву. С большими трудами. Дочь помогла деньгами, купила отцу с матерью квартиру в Бутово, в новом доме, кухня — 10 метров и две комнаты с холлом.

Сухощавый, с впалыми щеками, Симаков ходил теперь по Москве и умилялся памятникам архитектуры и новому строительству, с удовольствием закусывал в “Макдоналдсе”, пил пиво в ирландских барах и постоянно вспоминал детство и юность. Родился Симаков в Останкино, на Кашенкином лугу. Сразу съездил туда. Конечно, бараков нет уже, и место изменилось, но дух уловил. Вспомнил, как играл в расшибалочку у серого дома, потом вспомнил, как копали котлован под фундамент Останкинской телебашни в конце пятидесятых годов.

Симаков походил у пруда, полюбовался башней и корпусами телецентра. Отвык, конечно, он от Москвы, ходил, как экскурсант по музею, сдерживался от критики, разговаривал в транспорте и в магазинах вежливо, не как с заключенными. Хотя никак не мог отказаться от мысли, что все вокруг заключенные.

Потом на автобусе доехал до метро “Алексеевская” на проспекте Мира. И сердце забилось от волнения. Но и здесь все изменилось. Вместо низких домов стояли высокие. Симаков постоял у магазина “Океан” и пошел на улицу Годовикова, где раньше помещался кинотеатр “Титан”, а у линии железной дороги располагался завод “Калибр”. В 1961 году Симаков после семилетки поступил в ремесленное училище при этом заводе.

Поглядывая острыми глазами по сторонам, Симаков шел по улице Годовикова и ничего не узнавал: справа торцами стояли из красного кирпича жилые дома (прежде их не было). Симаков вышел к перпендикулярной улице, хорошо заасфальтированно

Источник

Онлайн чтение книги Хмель

Подоспела рожь, понурив к земле бледные тонкие колосья, словно взращенные лунным светом. Качалась она на ветру, туманная, пенистая, поджидая жнецов.

Прокопий Веденеевич дневал и ночевал на пашне вместе с Меланьей и нянькой Анюткой, которая возилась с ее грудным ребенком. В дождь отсиживались в теплом курном стане, где Прокопий Веденеевич соорудил люльку для Маньки на гибкой березовой жердипе.

Рожь убрали вовремя; на пшенице непогодье пристигло. День и ночь лили дожди. Прокопий Веденеевич выпросил у родственников Валявиных жатку-американку и подрядил семью поселенца Сосновского убрать пшеницу на татарском солнцепеке.

Ночами долгими, студеными Меланья с ребенком и нянькой спала бок о бок со свекром. Согревались под тремя шубами. За день до отжина ржи, на чистый четверг, особо почитаемый тополевцами, Прокопий Веденеевич проснулся в середине ночи и долго не мог прийти в себя, точно то, что ему приснилось, свершилось наяву.

Будто явилась к нему покойная матушка в светлом сиянии, взяла за руку и повела к устью Малтата. «Видишь ли, Проня, глубь воды текучей? То и слову родительницы нету дна. Ты не сполнил волю мою: тайно не радел с невестушкой Меланьей, не слился с ней плоть с плотью, тело с телом. Оттого не будет у тебя внука, и вся вера порушится, как гнилое древо. Изойдет весь твой род на текучесть воды, и сам канешь в воду без мово благословения».

И видит Прокопий: со дна Мактата поднялась Меланья в белой как снег рубахе, простоволосая. Вода вокруг нее пенится, кипит. И матушка рядом. «Иди, иди, Проня! Возьми ее и сверши тайность!» Прокопий ступил в воду и пошел к Меланье. Гнется текучая зыбь, а ноги сухие.

«Возьми Меланью за руку, она – твоя», – говорит матушка и подает сыну руку невестки, белую, мяконькую, как подушечка. И лицо Меланьи просветлело, как на со

Источник

Позднее июньское утро яркими сезановскими мазками расцветило землю. День обещал быть жарким, воздух постепенно наливался зноем, но настоящее пекло пока не наступило. Жестяная крыша садового домика еще не успела накалиться, и на чердаке было прохладно. От сваленного тут хлама стоял устойчивый запах пыли. Старые вещи перекочевывали сюда из городской квартиры в ожидании лучших времен, когда в них возникнет нужда, да так и оставались невостребованными, покрываясь морщинами паутины, но где-то в глубинах сломанных механизмов и в ватных душах давно вышедших из моды пальто теплилась надежда, что когда-нибудь они снова станут необходимы, ведь повезло же продавленному дивану со скрипучими пружинами, который вальяжно привалился к стенке возле чердачного окна. Место вокруг него было расчищенным и обжитым, что выделяло его из прочей скопившейся здесь рухляди. У него был хозяин - существо священное для каждой вещи, способное возвысить ее над барахлом, дав высокое имя "вещь".

Костя давно облюбовал на чердаке угол, где никто не запрещает читать до полуночи, не следит за порядком и не указывает, куда что надо класть. Возле дивана примостилась прабабушкина этажерка, на которой были навалены книги, журналы комиксов, куча кассет, детали от разобранной радиотехники и видавший виды магнитофон. На полу стоял пакет из-под сока, куда сваливались огрызки и фантики, но все это не вносило диссонанса в общее убранство чердака и удачно вписывалось в царящую здесь атмосферу бесшабашности.

Костя битый час торчал на своем наблюдательном посту, вперившись в чердачное окно в ожидании, когда же из соседнего дома появится Верка. Не то чтобы Верка ему давно нравилась. Она была старше, и раньше Костя считал ее толстячкой, но в этом дачном сезоне все изменилось.

Она заигрывающе подмигнула и со смехом скрылась в доме. Костя почувствовал, как лицо заливает жгучая волна смущения.

Источник

Дуло из настежь раскрытого окна. Там голубело и желтело утреннее небо, и больше ничего не было, потому что этаж высокий, а очень старый человек лежал в постели и смотрел в окно снизу вверх.

«Когда всё это кончится?» — неизвестно у кого спросил он, откашлявшись и достав из стакана зубы. Подвигал челюстями, чтобы протезы встали на место.

Настроение у него, как всегда по утрам, было отвратительное. Особенно, если весна, солнце, прозрачный свет. Но он знал, как и что делать. Выработал ритуал.

«Бюро ритуальных услуг, за работу! — приказал себе старик и начал отсчет перед стартом. — Шесть, пять, четыре, три, два, один».

Тяжело, как грузовой корабль «Союз», поднялся. Одеяло соскользнуло с него, будто опоры, отошедшие при старте. Еще больше сходства с натужным, небезопасным отрывом от земли возникло, когда человек покачнулся.

И то сказать, любоваться было нечем. Ветхие панельные девятиэтажки, асфальтовый двор, кусты. Странно только, что в голосе старика прозвучало разочарование, будто он рассчитывал увидеть вместо чахлого купчинского микрорайона Неаполитанский залив или, на худой конец, Женевское озеро.

Ворчун задернул шторы и уставился на свое жилище, тоже будто впервые. Тут зрелище было опять-таки безрадостное. Голые стены, кровать с тумбочкой да платяной шкаф, более ничего.

Мрачный взгляд опустился на метровый лист фанеры, зачем-то валявшийся у окна. Древнее лицо дернулось, словно от боли или мучительного воспоминания.

«Мыться-бриться, а то повешусь». С этими словами старик заковылял в ванную, еле переставляя дряблые ноги. Спал он в рубашке, но не ночной, а нательной. Когда-то в таких ходили все мужчины, но те люди поумирали, те фабрики позакрывались или перешли на другую продукцию. Рубашка, однако, была свежая, идеально белая. Пожалуй, излишне белая. На ее фоне морщинистая шея напоминала фактурой и цветом потреска

Источник

Маленькие читатели! Перед вами не простая книга сказок. Она необычна тем, что сказки в ней располагаются по памятным датам, и каждая из них посвящена какому-либо празднику. Кроме знакомых, всем известных памятных дат (таких, как Новый год, День рождения, 8 Марта, День защитника Отечества, День музеев), вы найдете здесь совершенно новые праздники, например, День радуги, День первого листика, День варенья, День сказок, День хорошего поведения и другие.

Маленькие читатели! Перед вами не простая книга сказок. Она необычна тем, что сказки в ней располагаются по памятным датам, и каждая из них посвящена какому-либо празднику. Кроме знакомых, всем известных памятных дат (таких, как Новый год, День рождения, 8 Марта, День защитника Отечества, День музеев), вы найдете здесь совершенно новые праздники, например, День радуги, День первого листика, День варенья, День сказок, День хорошего поведения и другие.

В сказочном мире предметы, явления природы и животные оживают. Они разговаривают, грустят, смеются, путешествуют, плачут, ходят друг к другу в гости. Да, да, не удивляйтесь! Ведь то, что кажется нам в реальном мире вполне обычным и простым, в сказках получает новую жизнь и становится участником захватывающих событий, веселых приключений.

В сказках возможно все: на дороге можно встретить везенье – крохотного и смешного карлика, пройти по радуге, как по мостику, научиться понимать язык зверей, подружиться с книгой или компьютером. Именно поэтому сказки любят не только дети, но и взрослые.

понос у щенка желтый с пеной
Диареей, или поносом, называется учащенный стул, имеющий жидкую консистенцию. Такое явление может негативно сказаться на состоянии организма человека.

Понос, продолжающийся короткое время, может возникать из-за уп

Эти – придуманы для того, чтобы поводов для радости и веселья было как можно больше. Обычно мы не замечаем такие привычные вещи, как радуга, цветы, листочки на деревьях, дождик, их красоту и прелесть. Сказки помогут по-иному взглянуть на эти неотъемлемые составляющие живой природы и не только на них. Благодаря этой книге вы узнаете, откуда взялось созвездие Водол

Источник

LiveInternet LiveInternet

Дневник Лиен

Цветок страсти Антуриум

Как только не называют этот цветок! Большинство из нас его наверняка встречали, хотя в наших лесах, садах и парках он не растет - не тот климат. И сам цветок у него невзрачный, а считается экзотичным красавцем. в общем, не растение, а клубок противоречий. Я говорю об антуриуме.

Антуриумы широко распространены на территории тропической и субтропической Америки. Антуриумы встречаются достаточно высоко в горах. В Андах Южной Америки и Кордильерах Центральной Америки некоторые виды произрастают на высотах до 3400 м над уровнем моря. При этом даже на высоте 3000 м практически у верхней границы леса, антуриумы часто достигают весьма внушительных размеров.

Род Антуриум насчитывает более 900 видов, и является крупнейшим родом семейства ароидных. Это довольно капризные растения, их трудно выращивать в домашних условиях, многие виды антуриуму предназначены только для отопительных оранжерей. Наиболее декоративными являются антуриум Андре и антуриум Шерцера. Кроме этих двух видов широко распространены также лиственно-декоративные виды - антуриум величественный и антуриум хрустальный. Это бесстебельные или стеблевые вечнозеленые растения.

Антуриум в любое время года очень красив, но особую привлекате¬льность он имеет во время своего цветения. На растении появляется сразу несколько соцветий-початков ( закрученны¬х или ровных) с эффектным прицветником алого, бордового, зеленого или белого цвета, не редко с разводами или крапинками, в зависимост¬и от сорта и вида. Антуриум даже в срезке не теряет привлекательности в течение 3-х недель, а цветы на корню способны прожить до 2-ух месяцев.

чем поднять лактацию у собаки
Здравствуйте! Запись на операции ведется на февраль 2018г. Учитывая Ваш вес, скорее всего, нужно говорить о хирургической операции по поводу повышенного веса. Необходима первичная консультация. Запись на консультацию по

В Европе цветок появился довольно поздно. Впервые род Антуриум был описан в 1829 г. Генрихом Вильямом Шоттом (1794-1865). Уже в то врем

Источник

Впервые на русском – новейший роман прославленного Дэвида Митчелла, дважды финалиста Букеровской премии, автора таких интеллектуальных бестселлеров, как «Сон № 9», «Облачный атлас» (недавно экранизированный Томом Тыквером и братьями Вачовски) и многих других. Стивен Кинг назвал «Голодный дом» «редкостной, великолепной вещью», а Энтони Дорр – «„Дракулой“ нового тысячелетия».

Начало «Голодному дому» положила история, которую Митчелл начал публиковать в своем «Твиттере» в канун Хеллоуина; история, примыкающая к его прошлому роману «Костяные часы» («Простые смертные»). Итак, добро пожаловать в проулок Слейд. Его не так-то легко отыскать в лабиринте улочек лондонской окраины. Найдите в стене маленькую черную железную дверь. Ни ручки, ни замочной скважины; но дотроньтесь до двери – и она откроется. Вас встретит залитый солнцем старый сад и внушительный особняк – слишком роскошный для этого района, слишком большой для этого квартала. Вас пригласят зайти, и вы не сможете отказаться…

Трудно вообразить более жуткую историю о сверхъестественном и более изощренного рассказчика. Редкостная, великолепная вещь.

Цветы в горшках засохли, молоко скисло, дети одичали, но я ничего не замечала, погрузившись в изощренную магию повествования. Весьма изобретательный, жуткий и, несмотря на сверхъестественность, очень человечный рассказ о доме с привидениями. Я буду его часто перечитывать.

Книгу я проглотил за вечер. Она тесно связана с предыдущими романами Дэвида Митчелла и, несмотря на скромный размер, написана со свойственным автору размахом и энергией. Тщательно продуманный мир сверкает и искрится необузданной фантазией. Это «Дракула» нового тысячелетия, сказка о Гензеле и Гретель для взрослых, напоминание о том, что литература – вещь увлекательная.

Дэвид Митчелл не столько нарушает все правила повествования, сколько доказывает, что они сковывают живос

Источник