у собаки ухо красное и в пупырышках

Источник

Королева. Выжить и не свихнуться

Меня любили и ненавидели, боялись и поклонялись. Травили, унижали, заключали в Тауэр... Но я выстояла и всегда шла по жизни с высоко поднятой головой, потому что я - Елизавета Английская, единственная наследница династии Тюдоров. А Мария Шотландская со своими аппетитами пусть катится в преисподобнюю! Еще я - Лиза Берсентьева, топ-менеджер "ПромСтройБанка", успешная бизнесс-леди, волей Провидения заброшенная в тело великой королевы. Как выжить в калейдоскопе дворцовых интриг, разобраться, кто враг, а кто на твоей стороне? Как управлять великой державой, если научена управлять только активами клиентов? Как не утопить Англию в крови религиозных распрей, если мечешься между католиками и протестантами, как между "умными и красивыми"? И при этом найти счастье, если не знаешь, любят ли королеву или замахнулись на королевство? Но я разберусь. Пусть в своем мире не сложилось, зато в этом не упущу свой шанс... Мужчины, Минздрав давно и настойчиво предупреждает - розовые сопли опасны для здоровья.

Королева. Выжить и не свихнуться

Звон, звон со всех сторон. Кажется, во всех церквях этого скованного холодом города, засыпанного снегом и заснувшего на берегу реки, одновременно били в колокола. Звуки стекались в один, переплетались, пронизывали стены старинного аббатства, вибрировали вместе с ними, проникал вовнутрь, уносили меня ввысь, в запредельные дали. И там, наверху, сливаясь с чистыми голосами певчих, я парила, летала, свободная от всего, нимало не заботясь, что происходит внизу. Вечер поникал сквозь огромные окна с цветными витражами, играл на каменных колоннах, прятался под белым с позолотой потолком храма. Какая разница — ведь это всего лишь бред, лишь сон... Но в нем так хорошо!

Все же взглянула вниз. Людская суета — огромный храм битком набит народом. Женщины в длинных пышных платьях... Серебро и золото и

Источник

Обычный мир превращается в кошмар… В колонии художников на маленьком островке из домов исчезают комнаты, а на стенах и мебели появляются загадочные послания…

Время и пространство изменяются, изгибаются — в такт полету фантазии медленно теряющей разум талантливой художницы, ведущей дневник происходящего… Бред? Безумие? Но безумие — лучший путь к истинной, скрытой от глаз реальности!

Сегодня звонил человек из Лонг-Бич. Оставил длинное сообщение на автоответчике. Кричал и бубнил, захлебывался словами и заикался, матерился, грозился вызвать полицию и упрятать тебя в тюрьму.

Пигментные пятна у тебя на лице, по-научному они называются гиперпигментацией кожи. Лицевые морщины бывают динамическими и статическими. Эти морщины в верхней части лица, эти борозды, пропахавшие кожу у тебя на лбу и вокруг глаз, — это динамические, или мимические морщины, они образуются в результате активного сокращения лицевых мышц. Большинство морщин в нижней части лица — это статические морщины, они образуются под действием солнца и силы тяжести.

Твоя кожа состоит из трех основных слоев. То, что ты трогаешь — это stratum corneum, поверхностный слой эпидермиса, или роговой слой, состоящий из мертвых клеток, выталкиваемых наверх новыми клетками, образующимися под ними. То, что ты осязаешь, это сальное ощущение под пальцами — это твоя гидролипидная мантия, прослойка из кожного сала и пота, защитный барьер от грибков и бактерий. Под ней — твоя дерма. Под дермой лежит гиподерма, или подкожная жировая клетчатка. Под гиподермой — твои лицевые мышцы.

Когда ты приподнимаешь верхнюю губу — когда демонстрируешь тот верхний передний зуб, который сломал тебе музейный смотритель, — это работает твоя levator labii superioris, мышца, поднимающая верхнюю губу. Твоя мышца усмешки. Представь, что ты нюхаешь лужу несвежей мочи. Представь, что тв

Источник

Перед вами – книга, написанная двадцать с лишним лет назад. Книга эта и веселая, и грустная, и поэтичная. А посвящена она юным изыскателям.

Это те мальчики и девочки, а также те взрослые, которые все время что-то придумывают, изобретают, ищут – на земле, под водой, в воздухе и даже в космосе…

Сейчас юные туристы изыскатели-следопыты никогда не будут устраивать свой ночлег в шалашах, не станут губить молоденькие деревца, а расставят палатки, которые есть в каждой школе, в каждом Доме пионеров.

Герои книги стали взрослыми, у них у самих появились дети. Соня, например, стала детским врачом, Миша – кандидат наук, начальник отдела Научно-исследовательского института геологии. Ларюша стал известным художником, его произведения есть и в Третьяковской галерее.

А доктор ушел на пенсию, живет в отдельной двухкомнатной квартире и, наверное, смог бы с большими удобствами устроить у себя на ночлег отряд ребят-изыскателей. И хоть стал он совсем старым, но все равно по-прежнему любит ребят, встречается с ними, лечит их, переписывается с ними. И пишет для них повести.

Быть может, и вы, дорогие читатели, закрыв последнюю страницу этой книги, захотите стать неутомимыми изыскателями, отправиться в поход по стране, по нашим прекрасным городам, старым и новым, вдоль наших рек, то быстрых, то тихоструйных, по лугам, полям, горам и лесам…

Примчался он однажды из школы весь взъерошенный и, бросив книги на стол, радостно объявил нам, что хочет быть только изыскателем, и даже не просто изыскателем, а непременно геологом.

Оказывается, в этот знаменательный день, с самого первого урока усевшись на задней парте, трое мальчишек с упоением читали книгу академика Ферсмана «Занимательная минералогия». Книга эта бесповоротно решила Мишину судьбу. Он стал мечтать о путешествиях – в тайгу, в горы, в пустыни, в Арктику, в Антарктику и как будто даже в к

Источник

Книга: Мальчик девочку искал

Всякий знает, что экзамены связаны с тревожными чувствами. У одних появляется внутри (в душе или в животе) замирание. У других бегают по коже щипалки. Еще у кого-то кусается в носу или чешутся пятки. Последнее особенно неприятно – попробуй почесать, если ты в башмаках. А босиком на экзамены, как известно, не ходят.

Четвероклассник Авка из императорской школы номер два ничего такого не испытывал. У него была другая особенность. При всякой опасности (а экзамен, сами понимаете, опасность) начинал Авка икать. Не очень громко, но без остановки и равномерно.

Он опасался, что и сейчас будет так же. Хотя, казалось бы, чего бояться-то? География – это ведь не занудная арифметика с ее дурацкими задачками про бассейны, из которых вытекает вода, и про двух рыцарей, которые издалека скачут навстречу друг другу…

Арифметика была уже сдана. И еще два экзамена – по родному языку и по древнетыквогонскому – тоже. Причем оба вполне успешно, с оценкой "десять", что означало "достойно одобрения". География – последний экзамен, после которого прощай начальная школа, и здравствуй, императорская гимназия. А поскольку он последний, решили провести его особенно торжественно. Не в классной комнате, а в актовом зале.

В зал вызывали по одному. Школьный сторож дядюшка Вува (по причине важного события одетый в желтый мундир со шнурами) открывал дверь и важно читал по списку:

как давать субпродукты щенку
Сегодня мы расскажем какие каши можно собакам (из каких круп), а от кормления какими лучше удержатся. В домашних условиях на кухне почти всегда есть, например, гречка, рис, овсянка, пшено, но не все они одинаково хорошо ус

Красавица Марго и длинная конопатая Розка вскоре вышли из класса с задранными носами. Оно и понятно – отличницы. Ничего, кроме "двенадцати" (то есть "выше всяких похвал"), они никогда не получали. Интересно другое – Томчику Ваваге тоже присудили "дюжину". Ему просто повезло: вытащил билет с заданием рассказать про путешествия адмирала Фердинанда Турнагеля. Кто про них не знает! Маленький, похожий на скромного второклассника Томчик тихо сиял от счастья. А

Источник

Онлайн чтение книги Взгляни на дом свой, ангел Look Homeward, Angel

Сливовое дерево, чёрное и ломкое, жёстко покачивается на зимнем ветру. Тысячи его веточек замёрзли и обледенели. Но весной, гибкое и отяжелевшее, оно согнётся под бременем плодов и цветов. Оно снова помолодеет. Красные сливы созреют и будут отчаянно приплясывать на коротких черешках. Они будут лопаться и падать на жирную, теплую, влажную землю; когда в саду подует ветер, в воздухе замелькают падающие сливы; ночь будет полна перестуком их падения, а огромное птичье дерево будет петь, давать новые ростки, пышно расцветать и наполнять воздух ещё и звонкими, стряхивающими сливы птичьими трелями.

Грубая горная земля оттаяла, увлажнилась, стала мягкой, идут обильные дожди, юная нежная травка, точно редко растущие волосы, полосками покрывает землю.

Лицо моего брата Бена, думал Юджин, похоже на чуть пожелтевший обломок слоновой кости; его высокий белый лоб покрыт узлами ярости, потому что он хмурится, как старик; его рот похож на нож, его улыбка — отблеск, пробегающий по лезвию ножа. Его лицо как лезвие, и как нож, и как отблеск света; тонкое, и яростное, и навеки прекрасно нахмуренное, а когда его твёрдые белые пальцы и хмурые глаза впиваются в вещь, которую он хочет починить, он резко и сосредоточенно дышит длинным острым носом. Вот почему женщины, взглянув на него, проникаются глубокой нежностью к его заострённому, шишковатому, всегда хмурому лицу; волосы у него блестят, как у маленького мальчика, они курчавятся и скрипят, как листья салата.

что делать если меня укусила собака на улице
Если вас укусила собака, первое, что нужно предпринять, это обратиться за медицинской помощью в травмпункт. Неважно, было ли это животное домашним или бродячим. Беспричинная агрессия появляется только у больных собак,

Бен выходит в апрельскую предутреннюю тьму улиц. Ночь вся в ярких проколах прохладных и нежных звёзд. Под порывистым ветром шумит листва сада. Бен неслышно выходит из спящего дома. Его худое светлое лицо темно в пределах сада. Под распускающимися цветками пахнет табаком и кожаной обувью. Его коричневые тупоносые башмаки музыкально позванива

Источник

Текст книги " Бехеровка на аперитив "

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Автор книги: Данил Корецкий

Вечерняя прогулка продолжается, с обязательными заглядываниями во все зеркальные витрины по пути: «Поль Шарк», «Армани», «Подиум», «Саламандер»…

– Какое замечательное платье! – восхищается Галина. – А этот костюм вам бы очень пошел… А вот какие изящные туфельки…

Я отделываюсь обозначающими согласие междометиями, потому что товары практически не рассматриваю, а интересуюсь исключительно отражениями, ещё раз убедившими меня в том, что выгляжу я прекрасно, спутница у меня очаровательная, а признаки наружного наблюдения полностью отсутствуют. Впрочем, если бы меня спросили, что было в этих витринах, кроме зеркал, я смог бы перечислить всё, достойное внимания, включая цены.

Любая дорога когда-то заканчивается, и вот мы заходим в холл нашего отеля. Справа дверь в ресторан, где как раз принимает диетический ужин вторая смена. Слева – почти пустой бар, только в конце, у искусственного камина пьют кофе две довольно бодрые бабушки. Прямо – лифты и лестница, ведущие в номера…

Мы с Галиной думаем об одном и том же. Точнее, мысли текут в одном и том же направлении, только чем заканчиваются мои размышления – понятно, а вот чем ее – вопрос…

Она ныряет в ресторан, я подхожу к журнальному столику, на котором лежит стопка прочитанных и брошенных за ненадобностью русских книг. Детективы. Пролистываю одну книжку, другую… Галиматья какая-то!

– Простите, можно вас побеспокоить? – услышал я за спиной женский голос. Но еще раньше почувствовал одуряющий цветочно-цитрусовый аромат. Даже без вопроса я бы развернулся к его н

Источник