как не испортить собаку ладыгин

Источник

Константин Калбазов - Колония

- Спи, - вперив в него пристальный взгляд приказал Александр, и мужик тут же обмяк, хотя и остался стоять на ногах. - Алексей, на счет три ты проснешься и последнее о чем ты будешь помнить, это вчерашний вечер. Раз, два, три.

- Ну, не совсем так. Сначала погружу в транс, потом объясню, чтобы вы забыли про иной мир. Вот и получится, что увезли вас в горы, строили вы там всякое разное, расплатились честь по чести. Может заодно забудете еще кое-какие детали, но сами же спишите все на свои запои.

- А отчего же тогда с нами связался, а не с другими. Мы же та еще бригада, - вполне самокритично, поинтересовался Тимоха. - мало ли, что на пару лет кто-то уедет в командировку. Если бабки будут уплачены по честному, так никто и не станет напрягать память где они пропадали столько времени.

- Да с этим почти нет проблем. Загипнотизировать можно любого. Но тут есть некоторые нюансы. Планета эта опасная, и идиотов не любит. Чуть зазеваешься, хищник выскочит и голову оторвет. Впрочем, может такое случиться и с осторожным. Вас искать никто не будет, а значит и под нас копать не станет.

- Мужики, я же говорил, что есть нюансы. Так вот. Расплачусь я с вами по честному, в этом даю слово, а оно у меня крепкое. Но выбора вы лишены и будете работать здесь. Более того, про водку вам придется позабыть. Кстати, могу провести несколько сеансов и помочь бросить эту заразу. Но это по желанию. Спокойно. Шум это лишнее. Просто поймите, что у вас нет выбора. И коль скоро так случилось, то давайте думать о том, как жить дальше.

- Никаких если, Тимоха, нет и не будет. Просто грохнем, как собаку и похороним по людски, в память потомкам, как героически павшего первопроходца этого мира. Обещаю даже гранитную плиту с героическим фото во весь рост, в чистой спецовке, с каской на голове и перфоратором в руках.

- Тогда за одн

Источник

ПОД ПЛАЩОМ МЕЛЬПОМЕНЫ

Актёры - удивительное племя...

Такое может быть только в сказке. Или в кино. Александров решил снять новичка в крошечном эпизодике, в роли помощника гримера. Жора появился в фильме всего на пару секунд с одним-единственным словом: "Разрешите?" А через несколько лет, вспоминая этот случай, Александров рассказывал, что более элегантно и тактично в советское кино не попадал никто: "Даже разрешение спросил!" Александров отвел Юматова во ВГИК, к другому мэтру - Сергею Герасимову, набиравшему свой первый курс. Тот посмотрел на него, послушал. "Мне его учить нечему. Самородок", - и сам привел парня в Театр киноактера, где его сразу же ввели в спектакль "Дети Ванюшина". В том же году Жора (Юматова до самой смерти все называли по имени. - Е.М.) снялся еще в двух фильмах, в эпизодах. А потом пошло-поехало: "Молодая гвардия", "Повесть о настоящем человеке", "Три встречи" - за два года пять фильмов, большинство из которых сразу назвали эпохальными.

Вот так бывший юнга и отчаянный храбрец, носивший форму только потому, что "больше нечего было надеть", и не знавший, чем бы ему после войны заняться, стал звездой.

На съемках "Молодой гвардии" сыграли много свадеб. Самая шумная и веселая, хоть и самая бедная, была у Юматова и Музы Крепкогорской. Муза, как и большинство актеров, снявшихся в этом фильме, училась у Герасимова. К тому же была сталинской стипендиаткой и играла во МХАТе. Невероятно остроумная, общительная, образованная и при этом беленькая, как ангелочек. Юматов только много лет спустя узнал, что на самом деле Муза - брюнетка, почти цыганка и всю жизнь травит волосы. А тогда... Он был влюблен и ходил за ней как хвостик, а она тут же окрестила Жору Жоржем и великодушно позволяла себя любить.

- Инка Макарова об этом узнала и быстренько переспала с Герасимовым. Поэтому-то она, а не я, и сыграла Любку. А эта прокля

Источник

Онлайн чтение книги В окопах Сталинграда

За всю свою жизнь не припомню я такой осени. Прошел сентябрь-ясно-голубой, по-майскому теплый, с обворожительными утрами и задумчивыми фиолетовыми закатами. По утрам плещется в Волге рыба, и большие круги расходятся по зеркальной поверхности реки. Высоко в небе, курлыча, пролетают запоздалые журавли. Левый берег из зеленого становится желтым, затем красновато-золотистым. На рассвете, до первых залпов артиллерии, затянутый предрассветным прозрачным туманом, беззаботно спокойный и широкий, с еле-еле прорисовывающимися только полосками дальних лесов, он нежен, как акварель.

Медленно и неохотно рассеивается туман. Некоторое время держится еще застывшей молочной пеленой над самой рекой, потом исчезает, растворившись в прозрачном утреннем воздухе.

И задолго до первых лучей солнца ударяет первая дальнобойка. Переливисто раскатывается эхо над непроснувшейся Волгой. Затем вторая, третья, четвертая, и, наконец, все сливается в сплошном, торжественном гуле утренней канонады.

Ровно в семь, бесконечно высоко, сразу глазом и не заметишь, появляется «рама». Поблескивая на виражах в утренних косых лучах стеклами кабины, долго, старательно кружит она над нами. Назойливо урчит своим особым, прерывистым по звуку мотором и медленно, точно фантастическая двухвостая рыба, уплывает к себе на запад.

За ним — «певуны». «Певуны», или «музыканты» — по-нашему, «штукас» по-немецки, красноносые, лапчатые, точно готовящиеся схватить что-то птицы. Бочком как-то, косой цепочкой плывут они в золотистом осеннем небе среди ватных разрывов зенитных снарядов.

Едва протерев глаза, покашливая от утренней папиросы, вылезаем мы из своих землянок и, сощурившись, следим за первой десяткой. Она определит весь день. По ней мы узнаем, какой у немцев по расписанию квадрат,

Источник

Н-да-а. Не тот нынче пошел урка. Раньше все больше золотыми фиксами сверкали, для поднятия статуса в глазах общественности, а скорее своих собственных, теперь же – металлокерамику напоказ выставляют. Она сегодня подороже золотых коронок и мостов будет. И все же, несмотря на эти понты, Александр точно знал, кто перед ним.

Закрепляя успех, Ладыгин схватил согнувшегося пополам «торпеду» и от души приложил головой о стену. За многие годы службы в милиции он научился строго дозировать свою силу. Практика, помноженная на возможную ответственность за превышение служебных полномочий. Чуть перегнул – и здравствуйте, пока еще товарищ следователь прокуратуры.

Это только в кино встречается хотя бы нормальное взаимопонимание между милицией и прокуратурой. Ах да, сегодня уже нет милиции, она чудесным образом трансформировалась в полицию.

Ерунда все это. Ладыгин как был ментом, так им и остался. Так вот, прокурорские сколь угодно долго будут тебе улыбаться и демонстрировать свое дружелюбие, но, если подвернется случай, обязательно прихватят за загривок. Причина проста. Каждый из них считает себя элитой, а ментов – так, средством, инструментом. Насколько хорош инструмент, настолько и бережное к нему отношение. Но это не значит, что при случае от него нельзя избавиться.

Помнится, Александр попался на одной оплошности. Да и не оплошность это была по большому счету. Просто нарушение некоторых процессуальных норм, причем с молчаливого одобрения прокуратуры. Впрочем, раскрытие преступления по этой статье шло в их показатели, поэтому причина была именно в этом. Нет, никто невиновных в суд не тащил и внахалку дело не шил. Преступление было вполне реальное, просто, если полностью соблюдать законность, с поличным преступника не взять.

как искупать пушистую собаку
Происхождение голых пород собак окутано мифами и легендами. Полагают, что многочисленные бесшерстные породы возникли в Африке. Они обитали в Мексике, Китае, Турции, Перу, Эфиопии, Аргентине, на Карибских остро

Словом, все было как всегда. Но тут то ли у Михаила, следователя прокурорского, деньги закончились, то ли с показателями б

Источник

Н-да-а. Не тот нынче пошел урка. Раньше все больше золотыми фиксами сверкали, для поднятия статуса в глазах общественности, а скорее своих собственных, теперь же – металлокерамику напоказ выставляют. Она сегодня подороже золотых коронок и мостов будет. И все же, несмотря на эти понты, Александр точно знал, кто перед ним.

Закрепляя успех, Ладыгин схватил согнувшегося пополам «торпеду» и от души приложил головой о стену. За многие годы службы в милиции он научился строго дозировать свою силу. Практика, помноженная на возможную ответственность за превышение служебных полномочий. Чуть перегнул – и здравствуйте, пока еще товарищ следователь прокуратуры.

Это только в кино встречается хотя бы нормальное взаимопонимание между милицией и прокуратурой. Ах да, сегодня уже нет милиции, она чудесным образом трансформировалась в полицию.

Ерунда все это. Ладыгин как был ментом, так им и остался. Так вот, прокурорские сколь угодно долго будут тебе улыбаться и демонстрировать свое дружелюбие, но, если подвернется случай, обязательно прихватят за загривок. Причина проста. Каждый из них считает себя элитой, а ментов – так, средством, инструментом. Насколько хорош инструмент, настолько и бережное к нему отношение. Но это не значит, что при случае от него нельзя избавиться.

Помнится, Александр попался на одной оплошности. Да и не оплошность это была по большому счету. Просто нарушение некоторых процессуальных норм, причем с молчаливого одобрения прокуратуры. Впрочем, раскрытие преступления по этой статье шло в их показатели, поэтому причина была именно в этом. Нет, никто невиновных в суд не тащил и внахалку дело не шил. Преступление было вполне реальное, просто, если полностью соблюдать законность, с поличным преступника не взять.

реакция собака павлова 7 букв
2butterfly: Ну нэ нада, немецкий. Немецкий на матерки куцый очень, а по значению и звучанию так вообще детский язык по сравнению с русским. От немецких матершинных песен (условно) у меня уши не сворачиваются, да и текст дов

Словом, все было как всегда. Но тут то ли у Михаила, следователя прокурорского, деньги закончились, то ли с показателями б

Источник

С океана, как обычно в это время года, вот уже третьи сутки дул сильный муссон, влажный и в то же время знойный. Он гнал по Глобус-парку пожелтевшие листья деревьев и обрывки избирательных бюллетеней марсонвильской партии «Благоразумных».

Господин Давид Саксон в сопровождении личной охраны гулял по парку, когда часы над портиком парламента пробили девять часов утра. Через боковую калитку парка Давид Саксон проследовал в свой автомобиль и приказал везти себя в Марсонвильский институт почвоведения. Подобно своему брату, покойному Роберту, он интересовался вопросами почвоведения и растениеводства.

В это же время, минуя Глобус-парк, приземистый черный автомобиль повернул на Саговар-авеню и затормозил перед глухими чугунными воротами. В ответ на низкий трехзвучный сигнал ворота распахнулись, машина въехала во двор и остановилась возле подъезда мрачного двухэтажного особняка, построенного в стиле конца прошлого столетия.

Поднимаясь по широкой лестнице, устланной персидским ковром, Чарльз Ингольс почувствовал запах табака. Господин директор не курил, и никто из научных сотрудников и служащих не позволял себе курить в общественных местах института.

Терпкий сладковатый запах трубочного табака преследовал Ингольса даже в холле второго этажа. Положительно, это был «Принц Луи» — любимый табак Давида Саксона!..

«Неужели?!» — входя в приемную, подумал Ингольс, и по тому, как Глория, его личный секретарь, молча, но выразительно показала глазами на чуть приоткрытую дверь, он понял, что не ошибся. С тревожно бьющимся сердцем, невольно поправив галстук, Ингольс перешагнул порог своего кабинета.

За широким столом, развалясь в его, Ингольса, кресле, сидел Давид Саксон. Холодно поблескивали в скупом свете наступающего дня стекла его очков. Из-под седеющей щеточки жестких усов, закрывающих тонкую верхнюю губу, торчала его неизменная прямая трубк

Источник